Александр Казанцев: жизнь патриарха

Мое знакомство с миром фантастической литературы вполне могло начаться с его наиболее известного романа «Пылающий остров». Именно этот роман мне очень рекомендовали прочитать, когда я еще делал первые шаги в своей читательской карьере, но книжки в библиотеке не оказалось, и пришлось взять Жюля Верна «Пятьсот миллионов бегумы» и Артура Конан-Дойля «Записки о Шерлоке Холмсе». Потом в руки попались братья Стругацкие «Страна багровых туч» и пошло, и поехало.

Но «Пылающий остров» я прочитал, конечно же. Как и другие книги Казанцева. Что мне в них особенно нравилось, так это иллюстрации почти бессменного художника произведений Александра Петровича — Юрия Макарова. Был в них, в этих иллюстрациях, какой-то слегка архаичный шарм, который очень соответствовал мирам Казанцева — что миру прошлого с его индейцами майя, мушкетерскими разборками, так и миру будущего, где космические корабли бороздили просторы вселенной. Кстати, попытка Макарова иллюстрировать «Обитаемый остров» Стругацких, на мой взгляд, получилась малоудачной.

Александра Петровича хорошо издавали. В то время, когда фантастика пребывала если не в полном загоне, то не в почете, выходили его собрания сочинений, что необычно для жанра — фантастика. Печатался он и в толстых журналах, например, в «Молодой гвардии», и даже в «Роман-газете», которая тогда специализировалась почти сугубо на «деревенской прозе». А тут на тебе — фантастика!

Казанцев никогда не держал фигу в кармане, а его романы нарочито лишены межстрочного смысла, который так любила выискивать интеллигенция времен «застоя». Его произведения скорее можно отнести к предтечам современного и почитаемого ныне жанра «технотриллера» — рассказ о возводимых колоссальных сооружениях (арктический мост между Азией и Америкой, купольные города) и о сопутствующей им борьбе честных тружеников против хищных корпораций и разведок всех мастей.

Да и масштабе фантазии Александру Петровичу не откажешь — возьмите тех же «Фаэтов», где события происходят на протяжении сотен тысяч лет, начинаясь на планете Фаэтон, а потом продолжаясь на Земле и Марсе. Причем попутно автор ухитрился предложить решения почти всех известных загадок истории, который до сих пор будоражат умы любителей всего необычайного. И это в то время, когда эстетическим образцом для развлекательной литературы почитается фантастика «ближнего прицела», например, о внедрении тракторов на атомном ходу в сельское хозяйство.

Тем не менее, когда пришла Перестройка и стало все можно, в том числе прилюдно выражаться в адрес кумиров прошлого, Казанцеву предъявили достаточно широкий список упреков. И писал он не так красиво, и фантастику давил, и издавал исключительно себя и своих почитателей. На самом деле, разбираться в подобных дрязгах ни тогда, ни сейчас не интересно. Патриарх на то и патриарх, что в его действиях сплелись неразрывно и все хорошее, как пропаганда той же фантастики, причем отнюдь не ближнего прицела, так и самодурство, попытки подогнать процессы в фантастики под какие-то свои эстетические воззрения.

А.Н.Стругацкий и А.П.Казанцев с премиями «Аэлита»

С моей личной стороны к Александру Петровичу претензий нет. Скорее, он еще один пример к можно прожить длинную и полную жизнь, занимаясь исключительно тем, что интересно. Да и книжки его любопытно иногда перелистать, хотя бы ради иллюстраций.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *